ВАЖНО:Свежие новости из первых уст
» » Холокост – это не только история шести миллионов жертв
Раздел: Мнения  
+1
Журналист

Холокост – это не только история шести миллионов жертв

23-09-2016, 17:00
Это еще и история борьбы.

29-30 сентября будут вспоминать жертв массовых расстрелов в Бабьем Яру осенью 1941 года – в эти дни исполнится 75 лет с одного из самых жутких преступлений, совершенных нацистами и их пособниками в годы Второй мировой войны.

Практически одномоментное хладнокровное убийство почти 34 тыс. киевских евреев – в основном женщин, стариков и детей - стало по тем временам беспрецедентным актом террора. «Окончательное решение еврейского вопроса», Ванзейская конференция, строительство лагерей массового уничтожения, газовые камеры Освенцима тогда были еще впереди. Бабий Яр – первый в истории ужасов Холокоста.

Но Холокост – это не только история 6 млн жертв. Это еще и история борьбы. Утверждение, будто евреи шли на бойню, как покорное стадо овец, ложь. Они сражались, давали отпор. Существовало еврейское сопротивление, подполье, многочисленные партизанские отряды. Были восстания в гетто и концлагерях.

Восстание в Собиборе

Самое знаменитое, пусть и обреченное изначально, жестоко подавленное – восстание в Варшавском гетто весной 1943 года.

Почти забытое, но единственное успешное за всю историю Холокоста – восстание узников лагеря Собибор, находившегося на территории современной Польши, недалеко от белорусской границы.

Собибор – не просто концлагерь. Он был именно одним из нескольких главных лагерей смерти, созданных специально для «окончательного решения еврейского вопроса», куда нацисты депортировали евреев со всей Европы для последующего массового уничтожения.

Осенью 1943 года в Собибор прибыла новая партия узников – советские евреи, которых СС отфильтровали в лагерях для военнопленных в Белоруссии. Они и стали инициаторами восстания, главным организатором которого выступил лейтенант Александр Печерский – украинский еврей, уроженец Кременчуга, храбрый и отчаянный малый. Так сложилось, что большинство его товарищей тоже были украинскими евреями.

Печерский с товарищами перебили по одиночке эсэсовцев из лагерного начальства и несколько десятков рядовых охранников из числа коллаборационистов, но не сумели захватить склад с оружием, как предусматривал план восстания. Уцелевшая часть охраны подняла тревогу и открыла огонь – восставшим пришлось бежать прямо через минные поля. Многие погибли сразу. Остальных схватили. Но все же несколько десятков заключенных сумели уйти в леса соседней Белоруссии, присоединиться к партизанам, сражаться вместе с ними еще почти год – до прихода советских войск.

Остаться в живых

Рейхсфюрер Гиммлер, узнав о восстании в Собиборе, был настолько разгневан, что приказал ликвидировать лагерь – не просто закрыть, а уничтожить физически, буквально стереть бульдозерами с лица земли, чтобы ничто не напоминало о позоре и унижении СС.

Между тем 53 участника бунта дожили до победы. Некоторым, в том числе и Печерскому, пришлось, как это случалось в годы войны практически со всеми советскими военнослужащими, побывавшими в плену, подвергнуться жестокой «спецпроверке» органами НКВД – после нее люди часто отправлялись либо в ГУЛАГ, либо в штрафбат. Печерский попал в штрафбат, но уцелел. Ему удалось рассказать историю восстания в Собиборе своему начальству, которое было так потрясено услышанным, что помогло донести эту информацию до знаменитых военных корреспондентов - писателя Вениамина Каверина и поэта Павла Антокольского. Они, в свою очередь, написали о восстании очерк в журнале «Знамя». Печерский ненадолго стал знаменит, у него даже вышла маленькая книжка мемуаров.

Но потом в Советском Союзе задули другие ветра, антисемитизм возвели фактически в ранг государственной политики, о Холокосте и героях еврейского сопротивления говорить стало не принято. Даже на работу Печерский смог устроиться лишь через несколько лет после смерти Сталина. Вскоре героя в его стране совсем забыли.

Это при том, что на Западе о восстании в Собиборе издавали книги и снимали художественные фильмы – в картине Побег из Собибора, вышедшей в 1987 году, роль Печерского сыграл знаменитый голливудский актер Рутгер Хауэр.

Умер Печерский незадолго до распада СССР, в 1990 году, в Ростове-на-Дону.

И вот тут я подхожу к самому главному.

Герои среди нас

Сегодня все еще живы два сотоварища Александра Печерского – герои восстания в Собиборе. Обоим далеко за девяносто, но, несмотря на преклонный возраст, они пребывают в хорошей форме. Оба - украинские евреи.

Один из них, одессит Семен Розенфельд, с недавних пор живет в Израиле. Другой - Аркадий Вайспапир – киевлянин. Вы слышите? В Киеве, рядом с нами, еще живет уникальный человек – настоящий герой, участник легендарного эпизода из истории Второй мировой войны! А в четырех часах лета от Киева – его товарищ, тоже не чужой Украине человек.

И никому до этого, увы, нет никакого дела.

Это прискорбно, но приходится констатировать: ни тот, ни другой так и не услышали за всю свою жизнь от государства ни слова уважения или благодарности за свой давний подвиг, так и не получили никаких орденов или медалей – кроме тех «юбилейных» наград, что дежурным образом вручались в советские времена всем ветеранам к очередной круглой годовщине победы.

Так вышло, что автор этих строк еще несколько лет назад случайно познакомился с активистами общественного движения за увековечение памяти о восстании в Собиборе – украинцами, израильтянами, русскими. Пользуясь своими журналистскими связями, я пытался им помочь, стучался в высокие кабинеты – и при прежней власти, и при нынешней.

К сожалению, это мало к чему привело. Сильные мира сего – не хочу называть фамилий – были на словах любезны, говорили, что чествовать доживших до наших дней героев сопротивления – замечательная идея, и она, конечно, будет немедленно реализована, но в результате не происходило ровным счетом ничего.

Один чиновник даже как-то потряс меня, высказавшись раздраженно в том духе, что ему, мол, морочат голову, не могут объяснить, чего хотят. Хотя, казалось бы, чего проще: указ президента, орден, медаль, почетная грамота, да просто добрые слова, наконец. Разве так сложно самим придумать?

Непростая история

Самое досадное, что государственные вроде бы люди, кажется, совсем не понимают, что эти знаки внимания нужны не столько старикам Аркадию Вайспапиру и Семену Розенфельду, сколько сегодняшней Украине.

Да, я убежден, что они гораздо больше нужны ей - новой стране, освобождающейся от своего прошлого. Нужны украинской власти, которой враги по-прежнему пытаются навешивать всевозможные ярлыки. Нужны украинскому обществу, которому, если говорить честно, еще предстоит полностью осмыслить собственную временами непростую историю. В ней были и белые, и черные страницы, и героические, и позорные эпизоды, еще требующие, наверное, очищения и покаяния, через которое и по сей день приходится проходить многим народам Европы.

Как, например, литовскому народу, где лишь недавно, уже после обретения независимости, вступления в ЕС и НАТО, успешных демократических реформ и прочих перемен началась болезненная, но честная дискуссия о Холокосте в Литве, где в 1941 году были уничтожены – не одними эсэсовцами, но и местными жителями – почти все евреи. В местечке Молетай, ставшим литовским Бабьим Яром, совсем недавно, 29 августа, впервые за 75 лет состоялись траурные торжества в память о жертвах геноцида.

Впрочем, время еще есть. Не теряю надежды быть услышанным.

Источник
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
23-09-2016, 17:00 » Автор: Евгений Киселев
Загрузка...
загрузка...


Оставьте свой комментарий

Имя:*  
E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите текст с изображения: *


наверх