США: дело «серого кардинала»

0
2

Набирает обороты самый громкий судебный процесс десятилетия.

На скамье подсудимых Пол Манафорт, начальник штаба Дональда Трампа. Он мог стать одним из самых влиятельных людей в Америке, серым кардиналом Белого дома, а оказался постояльцем камеры-одиночки в федеральной тюрьме с перспективой провести там остаток жизни.

Манафорт обвиняется в уклонении от уплаты налогов с доходов от политического консалтинга. Получив около $ 60 млн от бывшего украинского президента Виктора Януковича и его окружения, он задекларировал лишь четверть из них. Как выяснилось в американском суде, токсичные платежи на кипрские счета Манафорта осуществляли Ринат Ахметов, Андрей Клюев, Сергей Левочкин, Борис Колесников и Сергей Тигипко.

Но если в Украине все эти персонажи вместо наказания получали мандаты депутатов и министров, то в США другое отношение к закону и другие последствия. Поскольку Манафорт не сообщал американскому правительству о наличии заначек за рубежом и не платил налоги, ему предъявлено обвинение вне зависимости от его статуса и списка контактов в телефонной книге. Уже собрано жюри из 12 присяжных, а прокуроры смакуют подробности шикарной жизни Манафорта, включая покупку квартир и домов в Нью-Йорке, Вирджинии и Флориде, Рендж Роверов и Мерседесов, ковров и даже куртки из страуса за $ 15 тыс.

Ставки высоки. Для самого Манафорта это вопрос свободы. Для демократов возможность в дальнейшем атаковать Трампа. Для спецпрокурора Роберта Мюллера тест на доверие в более масштабном деле о российском вмешательстве в выборы президента США. Но самые большие риски у Трампа: приговор Манафорту может подтолкнуть политтехнолога сотрудничать с Мюллером по российскому делу, за которым маячит импичмент.

Американское правосудие практикует договоренности с более мелкой рыбой для поимки крупной. Такой подход испытал на себе еще Павел Лазаренко, севший на восемь лет после того, как свидетелем обвинения стал Петр Кириченко ближайший друг, кум, советник и подельник Лазаренко, обменявший показания против патрона на свободу.

Так же и в деле Манафорта: обвинения построены на показаниях его партнеров и сообщников, согласившихся сотрудничать с прокурорами. Например, Рик Гейтс. Прокурор называет его “звездным свидетелем”, он 20 лет работал с Манафортом, объехал с ним полмира и дорос до заместителя в избирательной кампании Трампа. В деле об украинских деньгах Гейтс признал себя виновным в лжесвидетельстве, сокрытии доходов путем подделки налоговых деклараций, воровстве у самого Манафорта и согласился сотрудничать с Мюллером.

Другим свидетелем обвинения стал Тед Дивайн еще один американский консультант, которого Манафорт привлекал для работы с украинскими клиентами. И не только с Януковичем: после его побега Дивайн должен был переключиться на человека с инициалами П.П. В суде и Дивайн, и Гейтс подтвердили: речь шла о Петре Порошенко. Анализ переписки показал, что между сторонами был подготовлен проект договора на оказание помощи Порошенко. Гонорар Дивайна должен был составить $ 100 тыс. в месяц и $ 50 тыс бонуса в случае избрания клиента президентом Украины.

Дивайн предлагал использовать в кампании Порошенко технологии, опробованные в Сербии с новоизбранным премьер-министром Александром Вучичем, и слоган: “Будущее, в которое стоит верить”. Какую помощь в итоге оказывали субподрядчики Манафорта для Порошенко неизвестно, но полноценной работы у них не вышло. Кроме того, Манафорт должен был помогать и Виталию Кличко на выборах мэра Киева. Но здесь, скорее всего, сыграли контакты мэра с Левочкиным.

Зато где точно Манафорт и Дивайн сработались, так это в перерождении Партии регионов под маской Оппозиционного блока на выборах 2014 года. Для кампании Дивайн придумал несколько лозунгов, среди которых Make Ukraine Work Again, созвучный с идеей Трампа Make America Great Again.

Дивайн подготовил тезисы, с которыми Оппозиционный блок должен был идти на выборы объединение страны, возврат экономического процветания в Украину и призыв “покончить с коррупцией через беспрецедентную прозрачность власти”, что довольно комично слышать от политиков, имена которых ассоциируются с масштабными махинациями эпохи Януковича.

Вообще, суд над Манафортом стал настоящим источником информации об украинской политике последнего десятилетия. В своих рекомендациях технолог детально прописывал все роли, которые должны были исполнять его клиенты во время выборов.

Например, во время выдвижения регионалами кандидата в президенты в 2009 году Манафорт даже определял, кто и на каком языке будет выступать: Азаров на русском, Янукович на украинском. Таким образом подчеркивалась фишка Партии регионов о двуязычии. Кроме того, в документах команды Манафорта содержались призывы активнее разыгрывать карту антисемитизма партии Свобода. Стратегию раскола общества по болезненным темам Манафорт использовал и в кампании Трампа.

Манафорт немало внимания уделял Борису Колесникову и просил готовить для него тексты выступлений. И это неудивительно, поскольку именно Ахметов привел консультанта к Януковичу, а сам Манафорт продвигал это крыло в Партии регионов.

Еще Манафорт придумал привлечь отставных европейских политиков к реабилитации имиджа Януковича в Европе и США. Для этого он собрал так называемую Габсбургскую группу, где особо отмечал успешную работу в США ее участников бывшего президента Польши Александра Квасьневского и экс-премьера Италии Романо Проди.

В своей записке Януковичу за январь 2013 года, то есть за год до смены власти, Манафорт назвал ответственных за американское направление. Так, с госсекретарем США Джоном Керри неформальный канал общения (back channel) должен был поддерживать Андрей Клюев, за Белый дом отвечал Сергей Левочкин, а за связи в Конгрессе министр иностранных дел Леонид Кожара.

Кроме того, Манафорт советовал Януковичу построить хорошие отношения с некоторыми лидерами ЕС, включая новичков, а Клюеву поручал обрабатывать еврокомиссара Штефана Фюле. В 2013 году Манафорт планировал установить контакт с Сергеем Арбузовым, который на тот момент становился выдвиженцем семьи Януковича на роль премьер-министра.

Ни для кого не секрет, что налоговое дело Манафорта на самом деле является прелюдией к более крупной игре он должен рассказать правду о контактах президента Трампа с россиянами в предвыборный период. Именно действующий глава США является большой рыбой, за которой охотится спецпрокурор Мюллер. И здесь на арене появляется еще одна фамилия.

Правой рукой Манафорта и фактическим руководителем его киевского офиса был Константин Килимник. Он рос в Кривом Роге, но окончил Военный университет Министерства обороны РФ по специальности лингвист английского и шведского языков, а затем работал в московском офисе Международного республиканского института. Следствие убеждено: он был сотрудником военной разведки России. По крайней мере, так утверждает тот же Рик Гейтс, а это делает Килимника каналом связи между Манафортом и Москвой. Килимник имел право подписи по некоторым кипрским счетам Манафорта.

С Килимником мне довелось видеться один раз он сопровождал Левочкина в феврале 2014 года, когда дни Януковича были сочтены, и бывший глава его администрации прилетел в Вашингтон договариваться о своем будущем.

Украинская штаб-квартира Манафорта, откуда он руководил политическими стратегиями в течение десятилетия, находилась на улице Софийской, в шаге от майдана Незалежности. Сегодня там расположен магазин по продаже одежды и обуви по бросовым ценам конфиската. О бывшем владельце помещения напоминает лишь кнопка звонка. В категорию конфиската теперь может попасть и многочисленная недвижимость, а также предметы роскоши, нажитые Манафортом за годы сотрудничества с Януковичем. Особая ирония в том, что если Манафорт всего лишится, то его имущество пополнит американский бюджет, а не украинский. Ведь, как справедливо заметил бывший госсекретарь Джон Керри, у них в США все суды являются антикоррупционными.

Источник

Загрузка...
загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь