Почему Украине будет сложно в Гааге

0
4

Доказать, что Россия финансирует терроризм.

Россия не финансирует терроризм на территории Украины — Россия финансирует войну и ведет эту войну против Украины. Это — совершенно разные в правовом смысле понятия.

Международный суд в Гааге анонсировал проведение публичных слушаний по делу Украины против России на июнь. Украина судится против России о нарушении двух конвенций: о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Это дело находится на рассмотрении Гаагского суда с января 2017 года. В апреле того же года суд лишь частично удовлетворил запрос Украины о применении временных мер в отношении России — меры касались только Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

В публичной плоскости сегодня крайне мало информации о том, как продвигается это дело в Международном суде в Гааге. После вступления в должность нового президента Украины Владимира Зеленского можно надеяться на то, что появится больше информации на эту тему. Пока МИД Украины не слишком старается информировать общественность о том, что происходит. Мы слышали только прогнозы о том, что два года будет достаточно для завершения этого дела, но прошло уже больше времени …

После получения более точного понимания о том, что происходит в суде в Гааге, вероятно, Украине придется пересмотреть определенные подходы. Ведь иск подавался в условиях полного терминологического хаоса.

В правовом плане президент Порошенко боялся заявлять о войне, он всячески избегал признания этого факта. Поэтому несколько лет речь шла исключительно об антитеррористической операции на территории Украины и борьбе с терроризмом.

На самом деле, с точки зрения международного права, то, что происходит на территории Украины — это межгосударственный конфликт. И установить это очень легко.

Поэтому, я думаю, суд не примет во внимание аргументы Украины о финансировании Россией терроризма на территории нашей страны. Но не потому, что Россия — хорошая, а потому, что все правовые основания для этого иска могут быть признаны неуместными и такими, которые не соответствуют действительности.

Поэтому к результатам рассмотрения этого дела в суде в Гааге следует относиться спокойно, без лишних ожиданий и надежд.

Несколько больше шансов у Украины доказать вину России по линии, которая касается расовой дискриминации. Ведь в Крыму зафиксировано немало фактов гонений крымских татар по национальному признаку, как на представителей народа, и фактов борьбы со структурами крымских татар. Есть десятки случаев давления оккупационных властей на крымскотатарских активистов, и имеющаяся борьба с их структурами (запрет Меджлиса).

А вот что касается попыток доказать финансирование Россией терроризма, то, по-моему, это дело имеет очень смутные перспективы. Подчеркиваю, не потому, что суд признает, что Россия действовала правильно. Нет. А потому, что контекст, в котором Украина выдвинула претензии, кажется искусственным, привлеченным и таким, что не соответствует реалиям.

Поэтому, перспективы получить решение суда в пользу Украины — очень призрачны.

Россия не финансирует терроризм на территории Украины — Россия финансирует войну и ведет эту войну против Украины. Это — совершенно разные в правовом смысле понятия, совершенно разные обстоятельства. В рамках финансирования и ведения войны против Украины Россия, действительно, прибегает к методам, которые напоминают террористические. Ликвидация и покушения на украинских спецслужащих являются актами войны, просто они проводятся государством против государства и от имени государства. Это не акты терроризма. Это иначе классифицируется. Именно в этом заключается большая проблема.

Поэтому, что бы сейчас Украина не делала, ей будет очень трудно доказать, что «ЛНР» и «ДНР» является террористическими группировками или организациями.

Тем более, в украинском законодательстве уже дают другие определения: уже говорится о Донбассе как о временно оккупированной территории, уже в международном праве есть такое понятие как «отдельные районы Донецкой и Луганской областей», теперь речь идет об оккупационной администрации и тому подобное. Поэтому даже в рамках национального права вести это дело как дело о терроризме является бесперспективным.

Речь идет о межгосударственном конфликте. И именно в таком свете следует рассматривать события на территории Украины.

Недавно командующий ООС заметил интересную вещь: превращение тех сил, которые воюют против Вооруженных сил Украины на Донбассе, на 1-й и 2-й армейские корпуса — перевело всю ситуацию в военное поле. То есть, если до этого был терроризм, то формирование Россией этих армейских корпусов превратило АТО на общевойсковую операцию. Жаль, что это не было замечено раньше, потому что этот факт можно использовать в будущем.

Поэтому, буду рад ошибиться, но пока перспектива доведения Украины в Гаагском суде того, что Россия финансирует терроризм, очень и очень призрачна.

Источник

Загрузка...
загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь