ВАЖНО:Свежие новости из первых уст
» » Министр здравоохранения рассказал о легализации взносов за услуги врачей
Раздел: Медицина  
+1

Министр здравоохранения рассказал о легализации взносов за услуги врачей

Министр здравоохранения рассказал о легализации взносов за услуги врачейТеперь люди будут официально оплачивать лечение в медучреждениях.

Министр здравоохранения Александр Квиташвили - один из первых иностранцев, которые получили должность в украинской власти. Он, как и большинство коллег из Грузии, заступил на должность в декабре прошлого года по инициативе Президента Украины с полным арсеналом реформаторских идей, сообщает Хроника.Инфо со ссылкой на Главком.

По замыслу министра, к концу 2015 года украинская медицина должна полностью перейти на платную основу, а государство будет финансировать только оказанные медуслуги, а не койко-места, как это было доныне. Также Квиташвили неоднократно заявлял об отсутствии конкуренции в сфере медицины. В этом, по его мнению, корень всех бед, связанных с коррупционными схемами.

Но прошло полгода, а украинцы пока так и не ощутили на себе результатов обещанных реформ. Министр такую задержку объясняет бюрократической мафией в госучреждениях, а также тем, что пакет реформ сначала должны одобрить депутаты, с которыми не просто найти общий язык.

Народные избранники, которых считают лоббистами медицинской отрасли в Раде, оценивают деятельность министра крайне негативно. Все хором создают деятельности Квиташвили крайне негативный информационный фон. Критика в адрес Квиташвили звучитиз уст главы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольги Богомолец. На последнем заседании коллегии Министерства она в пух и прах раскритиковала все законодательные инициативы министра. Свое недовольство публично высказывала и депутат от «Оппозиционного блока» Татьяна Бахтеева, которая курировала вопросы здравоохранения в прошлой Верховной Раде. А радикалка Оксана Корчинская, занимающая пост первого зама в комитете по вопросам здравоохранения, даже предлагала уволить Квиташвили потому, что министерство, по ее словам, саботировало отправку раненных бойцов АТО на лечение за границу.

В длинный список претензий к грузинскому реформатору также вошли проблемы с закупкой жизненно важных лекарственных препаратов для ВИЧ-инфицированных и больных сахарным диабетом.

Глава правительства Арсений Яценюк не устоял под таким шквалом негатива и поручил начать служебное расследование в отношении Квиташвили и его замов. До 10 июня специально созданная комиссия должна вынести свой вердикт. Кроме этого, премьер дал министру три месяца, чтобы представить реальные результаты реформ, намекнув, что уже в сентябре могут быть сделаны кадровые выводы.

Сам же Александр Квиташвили просит не ждать от него чуда. По его словам, бюрократическая-коррупционная система выстраивалась в Украине годами, и поэтому воплотить все идеи в жизнь уже завтра не реально. К тому же, в нынешнем положении вещей, по мнению Квиташвили, заинтересованы многие политики. Он заверяет, что готов бороться и обещает, что от новой реформы не пострадают ни больницы, ни пациенты.

«Я не буду закрываться в кабинете или уезжать из страны»

В прошлую среду на заседании Кабмина вы представили пакет законопроектов по реформированию системы здравоохранения. Ваши инициативы Арсений Яценюк сначала одобрил. А потом сразу поручил провести относительно вас и вашего первого заместителя служебное расследование.

Это было не так. Я презентовал пакет реформ в прошлую среду. Инициатива проверок появилась неделей ранее, когда пришла одна из народных депутатов.

Оксана Корчинская?

Да, она попросила провести проверку. События просто наложились одно на другое.

Не было такого, что утром похвалил, а вечером сказал проверить.

Насколько известно, депутат Корчинская, занимающая пост первого зама в парламентском комитете по вопросам здравоохранения, обвинила вас в том, что украинцы из зоны АТО и раненые бойцы до сих пор не отправлены на лечение за границу.

Я уже не раз говорил, что Оксана Корчинская не владеет информацией. В прошлом году на лечение за рубеж было отправлено 39 человек. В этом два человека – отправлены в феврале, готовятся к выезду 37, еще 17 на очереди. А для отправки воинов АТО отдельно создана комиссия Минздрава, Минобороны и Верховной Рады.

О том, что под вами уже давно шатается кресло, говорят и в Верховной Раде, и в Кабмине. Почему сложилось мнение, что ваше министерство в числе самых отстающих по реформам?

Нашей работы, к сожалению, пока не видно. Потому что разобраться с тем, что выстраивалось годами, очень тяжело. Мы каждую неделю выпускаем новые постановления, приказы по дерегуляции, по ликвидации чего-то. Если кто-нибудь ожидает, что завтра Верховная Рада примет наши законопроекты и послезавтра появится все, что мы запланировали, этого не будет.

Но вы же анонсировали конкретные изменения с 1 июня.

Да, были такие планы. Но этого не будет. В Грузии реальная реформа здравоохранения началась 1995 году и продолжается до сих пор, при нынешней власти. Там самый главный фактор - преемственность. Все власти, которые были в Грузии за это время идеологически очень разные, но все продолжали то, что начали предшественники. Когда приходит новый министр и меняет всю концепцию, а это то, что происходит в Украине, результатов не будет. К тому же, принималось много популистских неправильных решений. Сейчас мы дошли до бетонной стены, которую маленьким перочинным ножиком стараемся разбивать.

Как вы относитесь к проверке, которую вам устроили?

Абсолютно нормально. Я, правда, пока не видел официальное поручение премьера на служебное расследование. И не знаю по пунктам претензии. Но это нормальная практика, когда у кого-то есть подозрения относительно моей работы. Я когда министром работал в Грузии, там регулярно были проверки со стороны прокуратуры или счетной палаты. Я даже просил, чтобы расширили круг расследования, и включили туда тендеры прошлого года.

Премьер-министр вам ничего не говорил лично по этому поводу?

Нет. Премьер говорил довольно открыто. Пришли депутаты с письмом, все поддержали, я тоже сказал: «Без проблем, у меня нечего скрывать. Приходите, проверяйте». Я не буду закрываться в кабинете или прятаться где-то.

Желания уехать еще не возникло?

А почему я должен уезжать? Вот если Верховная Рада не примет наш пакет законопроектов, тогда актуальность чемоданов будет на сто процентов. Если первый шаг - законодательный - не будет сделан, не имеет значения, буду я здесь или нет.

«Процесс закупки инсулина провален, потому что какой-то фирме что-то не понравилось. Это абсурд»

Основные претензии связаны с проведением государственных закупок лекарств на 2015 год. Что мешает закупить медикаменты вовремя?

Мы сказали, что будем менять всю систему. Мы запустили работу экспертно-технической группы, которая каждый день проводит рабочие встречи по согласованию номенклатур по закупкам. Составлен график встреч по каждой номенклатуре. Это очень прозрачный процесс, вы можете тоже присутствовать на этих заседаниях. Наверное, это и не нравится отдельным товарищам, и они даже подключили народных депутатов.

Когда Министерство приступит к тендерным процедурам закупок медикаментов?

Мы надеемся выйти на первые процедуры закупки, объявление конкурса торгов во второй половине июня. Это реалистичный срок, которого мы будем стараться придерживаться.

Какая ситуация с поставкой лекарств для ВИЧ-инфицированных?

Там очень банальная ситуация. Есть индийский производитель очень высокого уровня. Он не принял участие в тендере, я не знаю почему. Приняла участие другая компания, которая получила 19 декабря прошлого года 52 млн 846 тысяч грн и 40 копеек, если не ошибаюсь.

По информации производителя, у них в январе все было готово. Фирма, которая получила деньги, не выполняет своих обязательств. Мы об этом узнали только в апреле, когда начали проверять тендера, проведенные в прошлом году. Мы их позвали и спросили, что происходит. Они сказали, что у них проблемы с курсом. Но деньги они получили в декабре, а курс изменился в феврале. Последние две недели они вообще не выходили на связь. Поэтому я и попросил МВД найти этих наших «друзей».

Когда возобновятся закупки инсулина для больных диабетом? Эта проблема особо остро стоит в столице.

Надо менять дерегуляцию, потому что это не правильно. Весь процесс провален, потому что какой-то фирме что-то не понравилось. (Компания ООО «Фарммакс» обратилась с жалобой в Антимонопольный комитет, потому что в перечне лекарств департамент здравоохранения Киевской горгосадминистрации указал четкие названия препаратов и их количество. Антимонопольный в удовлетворении жалобы на нарушения процедуры закупки 28 мая отказал. - «Главком»)

Министерство может как-то повлиять на такие вещи?

Министерство помогает Киевской городской администрации в этом разобраться, но закупки - это все равно работа местных властей.
Насколько известно, раньше нельзя было напрямую закупать лекарственные препараты у иностранных производителей. Что изменилось с принятием закона о закупках лекарств через международные организации (ВООЗ, ЮНИСЕФ и т.д.)?

Сейчас тоже этого нет. Там другая проблема. Данные изменения в законе разрешат осуществлять закупки 6 международным организациям. И хотя закон о международных закупках есть, теперь нам предстоит принять подзаконные акты, которые будут регулировать особенности заключения контрактов с разными организациями. Потому что у каждой международной организации свои собственные условия поставки лекарств.

А почему вы не интересовались, как работают международные организации до принятия закона?

Международные организации - это не аптеки и не базы лекарств. Законопроекты начали разрабатывать в январе, депутаты приняли закон 19 марта, Президент подписал только 25 апреля. Ни одна организация не будет ничего поставлять, если не будет наверняка знать, что нужно, когда это будет, и как это будет оплачиваться. Для них нужны гарантии. Мы эти гарантии дать не могли, потому что не знали, в какой форме будет принят закон. Мы боремся с разными группами интересов, которые когтями защищают свои финансовые интересы. Поэтому этот процесс и задержался. Никто не хотел работать в этой системе. Они просто боялись.

Производители говорили, что им намекали, что не стоит участвовать в торгах. Поэтому участвовали только посредники. Сейчас мы их возвращаем на рынок. Это нелегко. Никто не верит в то, что здесь будут нормально делаться закупки, что мы не будем брать откатов. Очень многим это не нравится. Потому что сейчас исчезнет много фирм – посредников, это заденет интересы многих людей.

Но мы работаем с огромным количеством организаций, которые нам будут помогать и «перебивать» те дефициты, которые, возможно, будут в этом году. Первый результат – поставка ЮНИСЕФ вакцины против полиомиелита. Она покрыла всю потребность, которая у нас есть.

«Я не понимаю, почему норму по разливу зеленки, должны визировать три или четыре министерства»

Премьер-министр озвучил свою оценку работы Минздрава. А что думает о вашей деятельности Президент? Какие установки дает?

Я озвучивал свое видение реформы при приеме на работу в украинское правительство.

Как это было?

Со мной связались из Администрации Президента. Я прилетел на интервью. До этого я не знал, с кем буду встречаться. Вместе с Президентом в комнате сидели Премьер-министр и глава Верховной Рады. У меня спрашивали, какой я вижу систему здравоохранения. Я по пунктам рассказал. Единственное, чего я не учел… Я был намного амбициозней по срокам. Я думал, что все будет происходить быстро, а оказалось, что в Украине сильная бюрократия.

Если кто-то мешает вам работать, может, стоит заявить об этом публично?

Конечно, я поднимал этот вопрос перед руководством страны. Я и публично об этом не раз говорил.

У нас уже был министр здравоохранения Олег Мусий, который семь месяцев молча наблюдал за происходящим, а когда его отстранили, вдруг заявил, что ему мешал проводить реформы первый заместитель, приставленный к нему Яценюком и серым кардиналом «Народного фронта» Мартыненко.

Не то, чтобы это мешало проводить реформы. Скорее мешает все быстро делать. В Украине очень много решений переходят в горизонтальную плоскость, где нет индивидуальной ответственности. С кого спрашивать, когда решения принимаются коллективно?

Взять тот же Кабинет министров. Когда я смотрю на повестку дня, 80% - вообще ненужные вещи, которые должны решать сами министерства. Если разгрузить эту систему, все заработает намного быстрее. Я не понимаю, почему сегодня условно норму по разливу зеленки, должны визировать три или четыре министерства. Я уверен, что такой нормы не существует, это был бы маразм, но это хороший пример, как сегодня работает вся система.

То есть у вас проблем с заместителями - Александрой Павленко и Игорем Перегинцом -нет?

У нас абсолютно нормальные отношения. Мы работаем вместе, несмотря на то, что есть распределение функций. Слава богу, к нам присоединился еще один заместитель - Виктор Шафранский, который был утвержден Кабмином. Теперь мы немного разгружены. Он - очень хороший специалист, умный человек и хороший менеджер. Так что у нас с командой проблем нет. Правда, были попытки нас столкнуть.

С какой стороны?

Да многие товарищи пытались, не буду называть имен. Когда ты общаешься с человеком напрямую, любые закулисные разговоры, нашептывания на ушко не работают. А мы с заместителями всегда держим связь.

Не связаны ли попытки поссорить вас с заместителями с позицией заместителя главы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Оксаны Корчинской, которая и инициировала проверку относительно вас? Какие у вас отношения с профильным комитетом?

Я не считаю, что у нас плохие отношения с Комитетом. Они же политики. Они должны критиковать нас, исполнительную власть, показывать, что они что-то делают. Так работает демократия. Единственное, я бы хотел, чтобы они больше работали над разработкой законопроектов, предлагали какие-то инициативы.

А почему вы не привезли с собой специалистов из Грузии? У вас была такая возможность?

Несколько людей уже работают в разных экспертных группах при Министерстве. Это хорошие специалисты с хорошим опытом. Скоро еще один грузин к нам присоединится. Он будет заниматься проектами Всемирного банка.

Звучит очень много критики в ваш адрес из-за того, что в вашей риторике полностью отсутствует тема медицины в зоне АТО. Жители оккупированных областей жалуются на острую нехватку лекарств, в частности, инсулина.

Знаете, такие претензии всегда легко предъявить.

Но они же появились не просто так. Например, оснащаются ли прифронтовые больницы, которые находятся в ведении Министерства? Ведете реестр препаратов, которые нужны?

У нас есть связь со всеми прифронтовыми больницами, у нас есть мобилизационный отдел, который этим занимается. Буквально каждую неделю докладывают, сколько людей прошло лечение. Мы каждую неделю определяем районы, где чего-то не хватает.

Деньги из Госбюджета выделяются дополнительно на военные нужды?

Да. Не могу вам назвать точную сумму, но мы работаем с ЮНИСЕФ, который дает гуманитарную помощь для зоны АТО. В тех больницах очень выросло количество больных. А местные медики получают зарплату по прошлогодним тарифам, хотя объем их работы утроился. Но мы это меняем, насколько я знаю, мы добавили субвенции этим врачам.

Вы понимаете, что предлагая перевести отечественную систему здравоохранения на платную основу, вы становитесь врагом каждому украинцу?

Да вы что? А сейчас это абсолютно бесплатная медицина. Никто нигде не платит, да?

Мы на самом деле не вводим платную медицину. Во-первых, она уже нелегально и так платная. Просто все взносы будут легализованы. Мы хотим, чтобы больницы смогли легализовать свои доходы. Не за счет услуг, которые они должны бесплатно предоставлять, потому что на это выделяются бюджетные деньги. А за дополнительные услуги. Например, пациент хочет лежать в однокоечной палате с плазменным телевизором. Это будет стоить дороже.

По какому принципу будут устанавливаться новые тарифы на медицинские услуги? В министерстве уже готовы озвучить стоимость базовых услуг?

Нет. Чтобы разработать конкретный перечень услуг, надо знать количество и объем услуг, которые готовы предоставлять больницы. То есть база есть, но она прошлогодняя.

Когда будет актуальная база?

Нам нужно время, чтобы собрать достоверную информацию.

Просто вы пришли на должность с этой идеей. Прошло уже полгода, а результата до сих пор нет.

Мы говорим об этом больше, чем полгода. К концу этого года у всех медицинских учреждений будет в руках методология для расчета стоимости услуг. Сколько времени им нужно – несколько дней или несколько месяцев, не известно. Но расчет стоимости в 27 тысячах медицинских учреждений Украины будет происходить не быстро.

«Врачи берут не взятки, а гонорары за свою работу»

Вы видели, в каком состоянии находится оборудование в украинских больницах?

Проблемы будут до тех пор, пока государство не начнет оплачивать услугу. Пока мы будем финансировать койко-место, то гарантировать качество и нормальное отношение к пациентам будет трудно. Когда есть система оплаты услуг, мы будем смотреть, куда чаще всего идут пациенты. Это даст стимул больницам работать с современным оборудованием. Для этого нужно время.

Сколько времени?

Если будет принят пакет законопроектов, можно будет переходить к конкретным формулам расчета.

Вы считаете, что этот подход поможет ликвидировать поборы и взятки?

Врачи берут гонорары. Взятки – это когда выписываешь липовую справку и получаешь за это деньги. А если ты кого-то вылечил, а государство тебе за шестичасовую операцию на сердце платит 20 гривен, то пациент хочет тебя отблагодарить. Это, конечно, не нормально, но хотя бы понятно. Я не думаю, что это взятка.

Как оцениваете ситуацию на фармрынке в Украине? Почему уровень цен в аптеках такой высокий?

Цены завышены неадекватно. Но ценообразование - это не дело государства. Но регулировать уровень цен государство может. Нужен нормальный регулятивный фонд, нужно убрать ненужные регуляции, максимально снизить или вообще убрать налоги и сборы. Я не знаю, сколько государство может заработать на 5% импортном сборе с лекарств. Но эта цифра удваивается для покупателя. Если мы уберем такие барьеры и откроем рынок, у людей появится широкий выбор.

Система регистрации препаратов в Украине очень бюрократична и коррумпирована. Что предпринимаете для ее упрощения?

Упрощения процедура уже предусмотрена в законе. Есть приказ Министерства №426, регулирующий процедуру регистрации и проведения экспертизы лекарств. Все изменения направлены на сокращение сроков, мы лишились промежуточных органов, которые блокировали продвижение документов. Сегодня это от 90 до 210 дней на проведение экспертизы препарата, и после вывода о том, что определенный препарат прошел экспертизу, в течение месяца проводится регистрация.

По некоторым препаратам введена еще более упрощенная процедура экспертизы. 45 дней для тех препаратов, у которых есть регистрация в европейских агентствах. Первая регистрация происходит на пять лет. Потом компания должна подать документы на перерегистрацию, которая является бессрочной. Это нововведение. Ранее перерегистрация требовалась каждые пять лет.

Конкурс на должность главы Государственной лекарственной службы на финальном этапе?

У нас закончился открытый отбор кандидатов. По результатам отбора я вынес предложение Премьер-министру Украины. Теперь Кабинет Министров будет принимать решение о назначении.

Все кандидаты, которые подали свои резюме в указанные сроки, были приглашены на собеседование и имели возможность поделиться своим видением развития Гослекслужбы. После чего я отобрал восемь кандидатов, которые были приглашены на дополнительную встречу для детального обсуждения плана действий и стратегии службы.

Кто он – ваш кандидат на эту должность?

Вы скоро узнаете. Но вообще много интересных кандидатов.

Вы предлагаете ликвидировать оставшуюся еще с советских времен Государственную санитарно-эпидемиологическую службу, которая, по вашим словам, обирала всю страну взятками. Что предлагаете взамен?

Санэпидемслужба сегодня уже не работает так, как работала в прошлом году. К Министерству перешли функции надзора, что важно для безопасности страны и людей. Это не будет какая-то карательная организация. Она будет работать на превенцию, чтобы вовремя определять риски. Это будет профессиональное агентство.

Когда оно начнет работу?

Думаю, через месяц.

Недавно жестоко избили ректора Одесского медуниверситета Валерия Запорожана. Одной из возможных причин - этого инцидента называли то, что он якобы поддерживал вашу реформу.

У нас хорошие рабочие отношения. Он хорошо понимает суть реформ. Я не думаю, что этот кошмарный инцидент произошел потому, что он поддерживает реформы. Думаю ситуация намного сложнее и нужно расследовать это дело. Но для меня это дико. Я не знаю, как с этим бороться.

Сегодня средняя зарплата украинского министра около 6 тысяч гривен. Вам хватает этих денег?

Нет, конечно. Но у меня есть сбережения. Проблема в другом. Зарплата, которая выдается министрам, мизерная. Нельзя требовать реформ в стране и не оплачивать нормально труд тех людей, которые этим занимаются. Я говорю о тех, кто практически бесплатно работают в министерстве, но вынуждены принимать решения о судьбе миллионов гривен.

Читайте также: Квиташвили рассказал, от чего будут зависеть зарплаты врачей

Нормальная зарплата это сколько, по-вашему?

Если б нынешняя зарплата была в долларах, это было бы нормально. В Грузии министр получает 5 тысяч долларов. И за эти деньги можно с него спрашивать. Министр не должен думать, как прожить и обеспечить семью.
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
загрузка...
4-06-2015, 18:18 » Автор: Валерия Янобекова
     1507
     0


Оставьте свой комментарий

Имя:*  
E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите текст с изображения: *


наверх