Фотограф показал быт островитян, живущих на деревьях. Фото

0
1451

Племя колдунов изнутри.

Фотограф и путешественник Леонид Круглов побывал в закрытом поселении племени короваи на острове Папуа — Новая Гвинея, где наблюдал за строительством дома на дереве и разговаривал о колдовстве и цивилизации, передает Хроника.инфо со ссылкой на bigpicture.

Короваи (korowai) — это папуасский народ, живущий в центре индонезийской провинции Ириан-Джая на острове Папуа — Новая Гвинея.

Первые регулярные попытки наладить контакт с короваи начались в 1980-е годы голландскими миссионерами Миссии реформистских церквей (ZGK).

В 1983–1985 годах миссионерами были построены первые деревни на берегах основных рек.

В поселках располагалась церковь, школа и ряд типовых домиков. Почти сразу же начались проблемы. Между выходившими из леса кочевниками, привыкшими жить в изоляции на значительном удалении друг от друга, происходили постоянные столкновения.

Территория была «закрыта» для посещений иностранцев из-за угрозы нападений.

Впервые мы побывали на территории племени в 1997 году, получив специальный «сурат ялан» — разрешение на посещение закрытых территорий.

Моим проводником был индонезийский торговец и коллекционер первобытного искусства. Мы добрались до поселкового центра Сеннго и оттуда на лодке-долбленке с мотором поднимались в верховья рек, где жили племена комбаи и короваи.

За несколько дней, что наша лодка шла вверх по течению, мы посетили несколько поселков, устроенных миссионерами. Причину, почему люди, родившиеся в лесу, довольно охотно выходили жить в эти поселки, я понял не сразу.

До этого многие столетия лес скрывал короваи от агрессивных соседей-асматов — знаменитых охотников за головами. Лес давал им пищу, и короваи научились строить дома в кронах самых высоких деревьев.

Жизнь в поселках была значительно легче, чем выживание в болотистом, полном опасностей лесу. Уже тогда некоторые старики отдавали себе отчет в том, что попадают таким образом в зависимость от поставок продуктов питания, одежды. Мы оказались в тех местах как раз тогда, когда весь процесс только начинался.

Первая встреча с короваи продлилась очень недолго — всего три дня. Меня поразили их реакции на нашу одежду, фонарики, железные предметы и на отражения в зеркале. Это были реакции первобытных людей.

В последующие годы, наладив дружеские отношения с миссионерами из горных — цивилизованных — папуасских племен (они также были обучены для работы с лесными — дикими — племенами папуасов), я получил возможность возвращаться в эти места и исследовать удаленные от рек лесные районы.

Здесь еще кочевали последние группы «неконтактных» племен короваи. Так я нашел клан Вунинги (фото, где я сижу с вождем).

Вождь племени считал, что им нельзя жить в поселках миссионеров и брать какие-либо предметы цивилизации. Вунинги рассказал мне удивительные вещи из жизни племени.

Так, у короваи существует собственная развитая религиозная система, в которой главное место занимают мифы о сотворении мира «маленьким, как мышь» духом-создателем, который разделил на части мифическую свинью Фаюль и создал таким образом все мироздание. Колдовство в племени очень развито, как и контакты с миром мертвых (миром сновидений). Сюда можно проникнуть по «сумеречной тропе».

За свою жизнь Вунинги так или иначе присутствовал при трех случаях каннибализма. Два раза съели врагов, захваченных в локальных битвах (он был тогда еще маленьким мальчиком), и один раз — колдуна, чтобы разделить на всех его «качества» после местного суда над ним.

Оказалось, что некоторых колдунов определяют как несущих зловредную магию, а если ущерб семье или клану доказан, такого колдуна ритуально съедают. Поэтому дома и крыши домов короваи полны магическими предметами, призванными отгонять злых духов и притягивать охотничью и другую удачу, а ритуальный столб в центре дома вообще может трогать только хозяин дома.

Короваи понимают свою родовую лесную территорию как центр мира. Далее идет «большой лес» и «большая вода». Поэтому прибытие сюда чужаков с железными предметами и шумом моторов воспринималось ими как конец мира.

На своей территории они делают вырубки в джунглях и сажают там банановые пальмы, ставят ловушки на диких свиней и казуаров (страусов), едят почти все виды насекомых и змей, отлично умеют ловить рыбу и птиц. Но главным существом, дающим им жизнь, они считают пальму саго и живущую в ее полной крахмала сердцевине гусеницу — личинку пальмового жука. Пальма — это божество, а поедание личинок на праздниках личинки саго — своего рода первобытное причастие.

Загрузка...
загрузка...

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о